Rang sxemasi

Крыкбаев Уваш Жаркымбаевич


27.06.2017

С каждым днем мы уходим все дальше от тех страшных и великих времен, когда решались судьбы не просто отдельных людей, а целых народов и государств. И я сегодня неизмеримо горд тем, что среди тех, кто отстоял нашу свободу, нашу жизнь, наше право на счастье был и мой прадед.
Мой прадед – Крыкбаев Уваш Жаркымбаевич, ушедший на войну, когда ему не было и 18 лет. Сейчас я с большим трудом представляю себе, что тогда мой прадед был всего на два года старше меня нынешнего.
Возможно, я не знаю всего о тех огненных годах и наполненных ужасом днях, но даже того, что мне рассказывали мои дедушка и бабушка более чем достаточно, чтобы я хотя бы отдаленно представил себе всю трагичность тех опаленных войной лет.
Нет, мой прадед не был тем героем, к образу которых так привыкло мое поколение, тем, о ком снимают фильмы и пишут книги. Он был одним из десятков миллионов, на чьи плечи легла вся тяжесть военного лихолетия, на чью судьбу выпало встать на пути снарядов и пуль, летевших в нас.
Выходец из далекого Алтайского села, мой прадед стал солдатом формировавшейся в те годы в городе Самарканде дивизии, из которой после непродолжительной подготовки был направлен на Калининский фронт под Москву. Он был настоящим сибиряком-здоровяком: высокорослый, плечистый, неразговорчивый и добрый, какими могут быть настоящие великаны. Может быть, именно поэтому его никто и никогда не спрашивал о возрасте, хотя, насколько я знаю, даже в те годы в армию не призывали несовершеннолетних.
Я не знаю многих деталей и подробностей того, как пришлось ему воевать, и какие подвиги он совершал. Знаю лишь, что после боев под Москвой, мой прадед освобождал Белоруссию и Прибалтику, что он был пулеметчиком и видимо, неплохим, если был назначен командиром отделения, несмотря на юный возраст. А еще я слышал, что он был очень метким стрелком (сказалась таежная жизнь) и войну начинал снайпером.
Победу мой прадед встретил в городе Кенигсберге (ныне Калининград), воюя под командованием генерала армии Черняховского. По рассказам моих близких знаю, что самый молодой командующий фронтом – генерал Черняховский погиб почти на глазах моего прадеда при штурме Кенигсберга. Это сейчас я узнал, что этот, тогда немецкий город, был настоящей цитаделью, укрепленной даже сильнее чем Берлин.
Знаю, что мой прадед освобождал Белоруссию вместе с выходцами из Узбекистана, которых он называл земляками из-за близости языка, одной веры, общих традиций и природного радушия и доброты. Прадед рассказывал, что все они вместе с ним были едины, даже в том, что не курили и всю выдаваемую в пайке махорку меняли у курящих солдат на хлеб.
Мой прадед, по словам моих дядей – его сыновей, почти никогда не рассказывал никаких фактов, а всегда говорил – воевал как все. У него было много наград, но я видел лишь несколько из них: медали «За отвагу», «За взятие Кенигсберга», «За победу над Германией». Знаю, что прадед не очень любил надевать все свои награды. Поэтому, наверное, у него нет ни одной фотографии в парадной форме.
Несмотря на то, что война закончилась великой победой 9 мая 1945 года, прадед вернулся домой лишь в 1948 году, потому что по приказу командования он оставался служить в составе воинского гарнизона на территории послевоенной Германии.
Прадед был несколько раз ранен, неоднократно лежал в различных госпиталях, но неизменно возвращался не просто в строй, а именно в свою родную дивизию.
Знание жизни, умение работать и разговаривать с людьми, высочайшая ответственность за порученное дело и постоянное стремление доводить любое дело до конца стали основными критериями, в силу которых его после войны назначали на целый ряд руководящих должностей в родном районе.
Я знаю, что моего прадеда до сих пор помнят многие люди, о нем многократно писали газеты, его включали в специальные книжные издания, его знали не только в районном центре, но и многих деревнях и аулах Восточно-Казахстанской области.
Так уж получилось, что волею судеб дочь моего прадеда – моя бабушка по линии моего отца оказалась в Узбекистане, где и живет с 1975 года. Я и мой младший брат Адиль всегда с нетерпением и волнением слушаем все, что нам рассказывают о прадеде, прабабушке, дядях и других родственниках, о тех далеких краях, где жил мой прадед.
Рассказывая о своем прадеде, я вдруг понял, что воспринимаю прошедшую войну совсем никак героическую эпопею, а как страшную человеческую трагедию десятков миллионов людей, как ужас, боль, страх, лишение, которые, может быть, продолжались бы до сих пор, если бы не Великая Победа, если бы не мой прадед.
Я знаю, что в моем родном Узбекистане всегда высоко чтут и помнят всех, кто отстоял нашу свободу и саму жизнь, что среди моих соотечественников сотни и тысячи подлинных героев – участников Великой Войны. Я знаю, что не все они герои в смысле государственных наград, но они все герои по образу своей жизни, по призванию.
Говорят, что я чем-то похож на своего прадеда внешне. Но я хочу походить на него и всеми своими мыслями, целями, своим местом в жизни и конечно, сделаю все, что в моих силах для того, чтобы больше никогда не было никаких войн. Чтобы моим потомкам пришлось писать обо мне не как об участнике войны, а как о человеке, не пожалевшем сил для процветания родного Узбекистана.

Jasorat haqida yozish

Siz xotira.uz portalida yaqinlaringiz urushda ko‘rsatgan jasorati haqida so‘zlab berish imkoniga egasiz. Biz birgalikda Ikkinchi jahon urushida vatandoshlarimiz ko‘rsatgan jasorati haqidagi xotirani saqlab qolamiz va kelajak avlodga yetkazamiz.